• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:05 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
14.10.2014 в 22:17
Пишет Пой мне Еще:
полюбить тебя заново осенью - это раз.
в октябре всегда тянет на прошлое изнутри.
это два - перекинуться парой обычных фраз.
провести с тобой ночь и оставить записку - три.
а четыре - сходить послушать, как ты поешь
в опустевшем подпольном баре и все понять.
я ползу по обмякшим улицам, ты - идешь.
вспоминать, как нам было весело - это пять.
шесть и семь - каждый раз в метро на Кузнецком мосту
задыхаться от злости, съеживаться в клубок,
видя эту картину. да, ту самую. ту,
где мы за руки. вместе. в жизни тогда был прок.
это восемь - любить октябрь и жить лишь им.
это девять - его ненавидеть. я все. я пас.
это десять - метаться в прошлом, как у руин.
полюбить тебя заново осенью - это раз.
{ли гория}
URL записи

11:23 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Тонкими гвоздями по жестянке крыши
Дождик выбивает монотонный ритм:
"Я - те - бя - не - вижу -
Я - те - бя - не - слы - шу -
Я - те - бя - не - пом - ню -
Серд - це - не - бо - лит..."
Маленькая тайна, маленькая драма.
- Ты о чём тоскуешь? - Так, навеял дождь.
Это всё непрочно, это всё непрямо,
Это всё непросто - ты и не поймёшь.
Маленькие люди, серые событья,
Беспризорка - осень лезет в мой карман.
Я отдам ей больше, чтоб тебя забыть и
Не болело сердце - я ей всё отдам.
А она в сторонку мокрой собачонкой.
Сморщит острый носик да сощурит глаз:
- Да на что, убогий, мне твои тревоги?
У меня их, знаешь - столько, сколько вас!
Сколько вас, побитых, звякая цепями,
По моим бульварам да за кругом круг!
И швырнёт обратно через весь сентябрь
Красный шарик сердца в трещинках разлук.
Роман Точилин

09:18 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
06.10.2014 в 19:00
Пишет «Варфоломей_С»:
Я оставлю детали...
Я оставлю детали, в них дольше сохраняются вещества. Губы твои, разомкнутые в слова, твои тонкие сигареты, твоё серебро, духи... Это поможет мне выжить в стране глухих. У меня есть смех твой, пойманный в хронику кинолент, есть книга твоя, лежащая на столе, номера телефонов, которые не звонят, - ты навсегда останешься у меня. Скоро я научусь не искать тебя наяву, не принимать на веру случайный звук, не повторять твоё имя, не множить боль. Не было, не было, не было нас с тобой. Был обжигающий ветер, морской песок, персик и тубероза, цветочный сок.
Цепочка событий, застывшая в серебре.
Пепел с твоих догорающих сигарет.


© Кот Басё
829306 (700x466, 52Kb)
URL записи

21:25 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя

Осень – время мечтать и смотреть разноцветные сны,
Запивать холода самым лучшим жасминовым чаем,
Не испытывать сплин или ложное чувство вины
От того, что дожди ну нисколечко не огорчают!

Осень – время зонтов, что давно застоялись в углу.
Время новых плащей, сапогов в разноцветную клетку -
Чтобы лично узнать глубину и количество луж,
А не грустно вздыхать и скучать по ушедшему лету.

Осень – время стихов с неизбежным наличием фраз
Об унылой поре, листопаде, капризах погоды…
Осень – повод подумать, почувствовать «здесь» и «сейчас»,
И, конечно, любить вопреки всем законам природы!


© Copyright: Евгения Ренар, 2012
Свидетельство о публикации №11208247769

10:37 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
29.09.2014 в 00:10
Пишет ~Illuzi@~:

* * *

Чувства пряные, осторожные,
Все явления предначертаны,
Перелистаны со страницами
Мироздания.
Губы нежные и тревожные
Пахнут яблоками и вербами,
Просыпается под ключицами
Ожидание.
Этих плеч и рук наваждение…
Боже, дай мне повод справиться
С бесконечностью, с невозможностью
Взглядов ветреных.
Как свеча, горящая в темени,
Боже, дай мне сил не оплавиться.
Я хочу впитать всею кожею
Запах вербяный.
Помяни мое слово, ласковая,
Мы уйдем закатами пьяными,
Не обманешь глазами серыми
Расставания.
Я останусь твоею сказкою,
Для меня всегда будет пряными
Пахнуть яблоками и вербами
Ожидание.
©Ешкина Кошка
URL записи

14:24 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
24.09.2014 в 16:21
Пишет «СТИХОЛЮБ»:

невлюблённый
невлюблённому жить гораздо проще и интереснее:
смотрит открыто, не находит себя во всех заунывных песнях;
не скулит, свернувшись бессильным клубком, "полюби меня, полюби";
невлюблённый лёгок, игрив; невлюблённый шутит, поёт, грубит,

в меру спит и ест; почитает свободу за высшее благо.
невлюблённый идёт к нелюбимому с белым флагом.
говорит обо всём, не стесняется одиночества;
в сказки не верит: вот приехал принц целовать её, а не хочется!
вот принцесса клялась до гроба любить его, но не любит.
невлюблённый не плачет и не кусает губы.

так и живёт: пуленепробиваем, бронирован, привит;
невлюблённый неуязвим и недосягаем

до ближайшей большой любви.


Ксения Желудова

URL записи

20:27 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
… вечерняя усталая Москва.
и летняя истоптанная роща.
как стих переходя из уст в уста,
по улице старинной, до моста,
врываются на маленькую
площадь.

там я стою. в пальто и в башмаках.
сухие листья словно половицы
хрустят.

не уготовано пока.
в честь пятницы, среды и четверга
мне становиться притчей во языцех.

там я стою. не маюсь, не курю,
не возлагаю тщетные надежды.

как часто отдаем мы сентябрю
по доллару, по гривне, по рублю
себя.

и остаемся без одежды.

да, я стою. спустивши рукава,
лицо от скользких ветров сильно морща.

во мне соединились навсегда
усталая вечерняя Москва
и летняя истоптанная
роща.

(с) Джек Абатуров

21:51 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
…А просто я прочту тебе стихи,
заглядывая с мягкостью кошачьей
в твои чуть опьянённые зрачки,
где Прошлое становится прозрачным…

Немало однодневок и богинь
входило в эти омуты, играя…
роняли черепки чужих святынь
и лгали о любви в минуты рая…

С истёртыми осколками в горсти,
глядишь в меня… задумчив и неспешен,
и память осторожно совместит
витраж из прошлых взглядов и усмешек…

Как много неоконченных имён
сжимают настороженные губы…
глядишь в меня, как в зеркало времён -
обзорная экскурсия по судьбам…

Не жду переплетения стихий
и вспышек упоения во взгляде,
а просто я прочту тебе стихи,
вводя ладонь в серебряные пряди…

Неюный волк, успевший стать седым,
- ты в ласках, как в охоте, осторожен…
Признаешься и в страсти, но вторым,
добавив осмотрительно «я тоже…»


© Свет Мой

09:10 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
на связи...


Елена Ломакина


влезаю в твой свитер ~корица и фаренгейт~
он мне по колено и колко щекочет шею,
и так от всего помогает, и греет, греет..
и я восхищаюсь, как здорово ты умеешь
так правильно быть и не быть со мной столько лет..



ты ближе, чем можно.. и будто тут был всегда..
вгоняешь в себя никотин до предельной массы,
пока на губах не появится вкус пластмассы..
~смотри~говори~реагируй~гони на красный~
руками не трогай, а всё остальное - да..

ты лучше, чем нужно.. я всё понимаю, но
без приступов нежности будет намного проще..
ты знаешь их цену - намылит и прополощет..
минутная слабость попробовать, как наощупь -
и всё.. а у нашей шкатулки двойное дно..

ты хуже, чем плохо.. вне конкурса и не в счет..
мой самый `никто`, самый `кто-то` на самом деле..

давай, до свидания.. здорово посидели..
увидимся в среду ~какой-нибудь там недели~
звони.. я на привязи..
тьфу ты, на связи!
..ччерт..

08:28 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Третьего не дано...


Знаешь, легко бывает только в кино и книгах.
В жизни совсем иначе. Жизнь отдаёт войной
и заставляет биться, горы руками двигать...
Выстоять или сдаться - третьего не дано.

Невыносимо часто хочется крикнуть в небо:
"Так невозможно больше! Всё это мне за что?"
Слёзы в глазах искрятся, голос дрожит от гнева,
и от ранений прошлых сердце, как решето.

Знаешь, дорога к счастью редко бывает лёгкой,
редко вообще бывает пройдена до конца.
На поворотах резких крик застывает в лёгких -
только бы не сломаться и не отчаяться...

Только бы не споткнуться, только не оступиться,
так и живёшь надеждой, держишься ей одной...
Завтра начнётся снова жизнь на другой странице -
выстоять или сдаться. Третьего не дано.


© Copyright: Татьяна Мехнина-Ван Инг, 2013
Свидетельство о публикации №113011302094

12:30 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Я сдаюсь. У тебя работа, собака, мальчик с его лицом,
Которому я когда-то так и не стал отцом.
У тебя дела. Скоро в отпуск. Опять на восемь недель в Париж.
Но ты звонишь ночами и на выдохе говоришь,

Что моим уже не пахнет ворот свитера табаком,
Что собака руку в кровь тебе порезала поводком.
Что развод и выйдет боком и может статься, что разорит.
Ну а он тебя не бьет, не боготворит.

Просто как-то стерлось, свыклось, умялось в рамки, пришло к нулю.
Ты привыкла ко счету в банке, да и к рулю.
И делить квартиры, тревожить сына не хватит сил.
И ты два месяца не звонила, как я просил.

Но в початой пачке в твоем кармане опять лежала моя одна.
В квартире пахнет вином, Парижем, и видно улицу из окна.
И ты скучала, и привезла мне брелоки – башенки для ключей,
Флакон парфюма, ремень и множество мелочей…

И я сдаюсь. Ну куда там разум, моя война и моя броня?
Твой сын, собака, с корицей булки на завтрак – это не для меня.
И ты смеешься, и обещаешь, что постараешься не скучать.
И я сдаюсь. Только ты опять мне звонишь ночами, чтоб помолчать.

Ольга Носова

07:40 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Как хохотала бабушка моя
карминный рот и золотые зубы
прикрыв воротником опавшей шубы
и в волосах уснувшая змея
вдруг просыпалась, вскидывала брови
и уползала в гущу темной крови
по-стариковски деснами жуя
так долго хохот в голове дрожал
как колокол, как брошенный кинжал

пугливое, неловкое дитя
от ужаса как выхухоль кряхтя
напрасно билось в длинных рукавах
рейтузах, валенках, пальто, огромной шали
и лисьей шапке, вытертой на швах
стучало сердце
легкие дышали

зачем взрослеть, когда нас не спасут
и все равно наступит Страшный Суд?
зачем, когда любой из нас умрёт?
когда нас ждет схождение во ад?
я понял всё, я возвращаюсь к маме
роди меня, пожалуйста, назад
верни меня, пожалуйста, вперед
младенческими чистыми ногами
перевари меня, родное чрево
повесь обратно яблоком на древо
поверь
я буду несказанно рад

Анна Ривелоте

07:34 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
А Вам выжигали когда-нибудь в сердце клеймо?
Я вижу, что нет…
Потому что с такими глазами –
миндальными, властными……
………………… правда же, милый, Вы сами
сжигали……..клеймили……..карали……..увечили….
Но(!)
Я здесь и сейчас
не могу побороть искушенья
поведать Вам НЕЧТО о жадном, всеядном Огне.
Мой Демон кудрявый,
готовы ли Вы к причащенью?
И так ли уверены в крепкой сердечной броне?
Мне хочется, правда,
чтоб вздрогнули Ваши ресницы,
Метнулся бы взгляд
……………….в бесполезной попытке – бежать.
О, сколько я видела в жизни поверженных принцев!
И стоит ли Вас в этот список, шутя, добавлять?
Конечно же, да!
Я не сразу открою секреты…
Вам сердце сдавив хладнокровно горячей рукой,
До капли впитаю безумный,
………………………..немыслимый трепет,
Когда Вашу душу охватит священный Огонь.
И здесь, в кулуарах,
Сквозь тихий и подленький шёпот
Друзей Ваших мнимых,
……………. гламурных персон и коллег
Вы вдруг различите чудовищный, бешеный рокот
И гул ледокола взорвавшихся мартовских рек.
Пусть рухнет Ваш трон!
И держава…….
………………….И власть…….в одночасье…..
И Бог усмехнётся. И дьявол ладони потрёт…
Они уже, видимо, делают ставки на счастье.
Чей ход будет первым?
Ну, сделайте, сделайте ход!
Привычно….практично….цинично….
………………………………...с известным финалом….
Но помните…
Помните!
Помните, милый Король! –
И крови……и жизни…и чувства…и счастья
……………………………… мне мало!!!!!!
Я просто пришла причинить Вам сознательно боль…..
Мне хочется слёз Ваших,
Рвущихся, стёршихся нервов…
Чтоб глупая спесь отлетела бы как шелуха…
Я буду терзать Ваше сердце и бренное тело,
И выверну на хрен продажной души потроха….
А после заплАчу
бессильно и тихо, мой милый…
Усну на груди твоей в ласковом шелесте слов.
Пойми, мой хороший, я СЛИШКОМ когда-то любила,
Чтоб быть милосердной
И верить, как прежде, в Любовь.


Автор Анна Савина

07:28 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Меня убили под Славянском
При минометном артобстреле,
Убили брата в Краматорске - Сожгли «гвардейцы» в горотделе,
Убили дядю из Одессы нацисты В Доме Профсоюзов,
Убит племянник в Волновахе - Мальчишка стал «двухсотым» грузом,
Сестра убита в Лисичанске - На блок-посту из автомата,
Убили деда под Луганском - Воронка там, где была хата,
Жена застрелена в Донецке - Из СВД стреляли в спину.
Нас всех убили за «Едину Та незалежну Украiну...»
....где-то из инета.

23:27 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Как солнце осеннее ласково манит!
Мужчина сидит у крыльца.
Припомнилось вдруг, как в далёком Афгане
комбат был заместо отца.

Шальная засада. Вдвоём отходили.
Вокруг лишь жара и песок.
И флягу воды трое суток делили,
и белым стал чёрный висок...

«Ты брось меня, батя, - шептал он комбату, -
Наверное, вышел мой срок...»
А тот, пошатнувшись, сказал хрипловато:
«Своих не бросаем, сынок!»

Соседка зашла и кивнула в привете:
«Сергеич, иль думки о чём?
А к нам вчера прибыли новые дети -
заполнен опять детский дом...

Мальчонка один, ну, совсем молчаливый,
и даже суровый такой.
Он в страшной аварии выжил. Счастливый...
Вот только немного хромой.

Всё смотрит на фото подолгу, до дрожи -
родных не воротишь назад...»
Вздохнула и перекрестилась: «О, Боже!
Глянь фото - какие глаза!»

Сергеич взглянул, и морозом по коже -
на карточке вместе стоят,
как два близнеца друг на друга похожи,
подросток...и бывший комбат!

Бумаги оформили ладно и споро,
жена лишь всплакнула чуток:
«Не слишком ли, Ваня, всё делаем скоро?»
Вздохнула: «Пусть будет сынок.

Не очень мы молоды. Выросли дети,
да внуков Господь не даёт»
Они у порога слегка постояли
и молча шагнули вперёд.

Вошли в детский дом и споткнулись как будто -
вдоль стенок изломанный строй,
все дети смотрели, надеясь на чудо,
а в дальнем углу тот, хромой.

Когда подошли, он спросил нагловато:
«Берёте навек иль на срок?»
Мужчина ответил ему хрипловато:
«Своих не бросаем...Сынок...»

Автор Елена Долгих

06:52 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
04.07.2014 в 07:13
Пишет Фомка:

Александра Селезнёва
И вот жалеешь, что не уехал, не слал всё к черту, не выбрал веру.
Пока хватало любви и смеха, пока не чувствовал болью тело,
Мотал бы к черту, уехал в Ниццу, как говорится, не знал бы горя.
Но вот вокруг пустота змеится, тускнеет офисный крематорий,

И ты жалеешь, что троекратно не слал всё на хер, не слал всех на хер.
И сердце бьется бедой о правду, как бьется в пол голова монахинь,
Ты не уехал, и остается цепляться с силой за эту ношу,
Но пустота и дрянное солнце не позволяют забыть о прошлом;

Пустынный офис и кофеварка, и ты совсем ничего не стоишь.
А солнце бьет глубоко и жарко сквозь миллионы несносных прозвищ,
Сквозь килограммы остатков грима, сквозь равнодушья броню из стали.

О Боже, что же теперь творим мы, когда боимся, что опоздали.

Тебе же тридцать, и вроде хватит, и все останется так как прежде,
А солнце бьет тебе прямо в кратер, в слепое жерло твоей надежды:
Мол, мог бы выжить и знать французский, найти любимых и множить мысли.
И офис видится крайне узким, и еще более ненавистным.

.

Пустынный офис мохнатым лесом себе представишь и чуть не плачешь.
Ведь все мы тут обладаем весом десятков спрятанных в нас же кладбищ

Недопобеды, недолюбви, и они болят, но никто не лечит.
И если бабочки, то лови их, ведь красота не бывает вечной.

И если дети, то убивай в них все то, что как-то в тебе убили.

А солнце бьется, как вечный кратер внутри душевной твоей могилы.

URL записи

08:16 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Бюро ненаходок

Майк Зиновкин

она не любила свой happy birthday, подземку и слишком горячий чай.
давно не мечтала податься в звёзды, довольствуясь рамками [здесь; сейчас].
как будто, когда тебе скоро тридцать, уже не до бабочек в животе,
и глупо за счастье костьми ложиться, ведь толком не знаешь, чего хотеть.
с ней дружбу водила смешная белка (из парка у дома) и рыжий кот.
огромное горе – разбить тарелку! событие века – забыть пин-код!
а выбор помады настолько труден, что всякий раз выжата, как лимон.
стирала в разбитом корыте будней судьбы своей ситцевый балахон.
но он приезжал к ней (с цветами, трезвый), и было им больше, чем хорошо.
и вечные бабушки у подъезда гадали: ну, что же он в ней нашёл?
с него можно было писать картину: «как надо уметь не любить себя».
он слишком устал приходить с повинной; такие, как он, все давно сидят
на чём-то ли, где-то ли – суть не важно. зачем волноваться, ведь всё пройдёт?
он яростно – парусником бумажным – вмерзал в стылой жизни полярный лёд,
оставив надолго мечты и цели о счастье без марок и порошков.
уверенный, что жизнь его процедит до шеи в верёвочное ушко.
на голые стены бросался всуе, считал многоточия и тире,
и был не из тех, кто легко пасует, спасаясь от мира в монастыре.
она в него падала, словно в бездну, и с сердца его обдирала шлак.
а вечные бабушки у подъезда гадали: ну, что она в нём нашла?
в обычном бюро далеко отсюда у подслеповатой уже свечи
сидел одинокий закройщик чуда, предвидящий следствия без причин,
сидел – две души разложив в ладони, сшивал их краями, ровняя шов,
хоть, словно те бабушки, сам не понял: и что же такого он в них нашёл?

11:14 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Расстрельный взвод

Алексей Порошин

Я везу его в лес.
Я сегодня его расстреляю.
Всех бы дел – довезти до ручья и скомандовать: «Пли!»
Только ветер и дождь, и трясёт как в разбитом трамвае,
Видно Богу угодно, чтоб все мы назавтра слегли.
Под колёсами грязь, да разверзты небесные хляби,
Дождь по спинам течёт, и обмотки промокли насквозь.
Нет бы, взять, переждать, только вечно торопятся в штабе,
Испугавшись, чтоб вновь приговор отменять не пришлось.
Смотрят зло пацаны – мы опять не успели на завтрак.
Инженер, его мать!..
Перепутал какой-то чертёж.
Он же просто старик. Пятьдесят ему было бы…Завтра..
Но не будет уже. Трибуналу, увы, невтерпёж.
Вот уже и ручей. Перелесок у самой дороги.
Россыпь стреляных гильз, да бурьяном заросший большак.
Все попрыгали вниз, разминая затёкшие ноги,
Матерясь и куря, самокрутки попрятав в кулак.
Снял бушлат арестант и, присев возле края оврага,
Он стащил сапоги, улыбаясь, как будто во сне,
Аккуратно сложив, неуверенно сделав два шага,
- Я готов, - произнёс, по привычке поправив пенсне.
- Дед, ты спятил? Уймись! Без обувки в такую-то пору!
Взвод солдат онемел. Даже ветер испуганно стих.
- Мне они ни к чему, а кому-то из вас будут впору.
Вам обратно ещё, ну а я… Как-нибудь и без них.

…Мы теряем себя, выполняя тупые приказы,
Разбиваясь о риф, как попавшие в шторм корабли.
Боги вечно глухи, а фемиды обычно безглазы…
Я отдал ему честь…
А ребятам скомандовал: «Пли!»
На обратном пути я глотал то ли дождь, то ли слёзы,
Вспоминая, как он улыбался, раздет и разут
У обрыва судьбы, у израненной старой берёзы…
…..
Я не знал, что меня завтра в этот же лес повезут.


© Copyright: Алексей Порошин, 2009

10:58 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
26.06.2014 в 01:20
Пишет обескровленная Мэри.:

Стефания Данилова.
изображение

изображение

Это время тогда
называла я Счастье.
Я дружила с девчонкой по имени Настя,
было больше счастливых моментов, чем терок,
а дневник был коллекцией красных пятерок.
У меня была очень короткая стрижка,
и физручка меня называла мальчишкой,
Я любила конфеты, что маме носили
пациенты, что вылечиться бессильны,
и тогда уже шла будто против системы -
из конструктора строила все не по схемам,
и цветные отделывала рефераты,
мне казалось, что все мне вокруг были рады.
Я тогда еще не целовалась с парнями,
любовалась у моря чужими огнями,
не пила, не курила, не употребляла
и не красила губ вызывающе-алым.
Я собой представляла ничтожную малость
и еще ничего,
никого не боялась.


А потом началась вереница скитаний.
Я сдружилась с девчонкой по имени.. Таня,
и она, задыхаясь, говорила мне в трубку
про крученье в сердечной своей мясорубке,
и она мне рассказывала в экстазе
о своем фееричном шальном первом разе,
и о мальчике этом по имени Гриша.
Я покрасилась в более дьявольский рыжий,
стала больше болтливой и меньше молчащей,
реже дома бывала, гулять стала чаще.
Эскалаторами целовалась с парнями,
любовалась неоновыми огнями,
запила, закурила, заупотребляла
выражений обсценных. Пишите: пропала.
Я собой представляла ничтожную малость
и отчаянно, громко и пьяно
влюблялась.


Но ветра возвратили слетевшую крышу.
День рожденья мое променяла на Гришу
закадычная Таня, замужняя Настя
рисовала свое представление счастья,
парни, с кем целовалась - нашли постоянных,
и таких же, наверное, рыжих и пьяных,
но грудастей и знающих суть Камасутры,
я тогда не хотела делить с ними утро.
Дневники поменялись на ветер в портфеле,
я убила в стихах где-то сотню Офелий
и простила прошедшим их выходки, вроде -
в этом жизни стремительном круговороте
потеряла влюбленности, первые дружбы -
что сродни ампутации, так было нужно.
Скоро двадцать. Я снова любуюсь огнями
маяков и врастаю в кого-то корнями,
и собой представляю чуть меньшую малость
от себя, от которой
лишь имя осталось.


Мне когда-то исполнится тридцать и сорок,
будут платья, карьера, семейные ссоры,
неудачи в любви и служебных романов
больше, чем в камуфляжной жилетке карманов,
пятьдесят, шестьдесят, кто подарит мне больше?

Может быть, я осяду в какой-нибудь Польше
и начну в огороде играть в "вырви травку",
полюблю вечерами зачитывать Кафку,
и плеваться в борщи надоевшему мужу,
если он мне окажется вовсе не нужен,
не сумевши вплестись в мой богемный орнамент.
В крематории снов любоваться огнями
буду пристально, так чтоб разъело глаза мне.
Я боюсь провалить отношений экзамен
с теми, кто мне сейчас ближе братьев по крови,
даже если кого-то убьют, я прикрою...
Я боюсь. Я дрожу на черте "девятнадцать"
перед тем, что придется в кого-то влюбляться,
я уже полюбила, зачем мне кого-то,
я уже подружилась, не надо до рвоты
доводить перспективой оборванных связей.
Облаками по небу, арабскою вязью
подтверждается факт, что ничтожная малость
неразумной дурехи
со мною осталась.


изображение


URL записи

08:33 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
18.06.2014 в 23:53
Пишет «СТИХОЛЮБ»:

июнь,июль.....
июнь приходит в кислотной майке, да в рваных джинсах с нашивкой «джаз»,
ногой гоняет жестянку «пепси» и у подъезда окликнет нас.
а мы, в заботах, проскочим мимо, совсем чужие в своем мирке,
где всё вместилось в экран смарт-фона, все пятна скважин в чужом замке.

июнь бросается в небо солнцем, считает время и ждет закат,
когда закроем мы все страницы, оставим фото, забудем чат,
но нас завидев, уныло серых, загар лишь в карих пустых глазах,
он тихо фыркнет: богатый выбор: один уж чахнет, другой зачах.

и он уходит, шепнув июлю, что здесь в программе – один смарт-фон,
в сети и солнце, и купол неба, и запах моря, и хрупкий клён.
июль кивает и манит август: такое лето бросает в дрожь.
часы увязли в сети чего-то… не вспомнишь даже.
приходит дождь.

URL записи

Не моё

главная