11:25 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Я болела людьми, шепча одно имя годами в свою подушку,
И мой внутренний стержень, как карандаш, превращался в стружку,
Я болела людьми, что психологи жали плечами, врачи молчали,
Я болела людьми, хватаясь за жизнь бессмысленными ночами,
Я болела людьми, что теперь при первой влюбленности – страх и ужас,
Неужели опять мне выблёвывать имя, тужась,
Неужели опять мне смотреть в потолок, как во тьму и гроб, -
Почему, перед тем, как уйти, не стреляют в лоб?
Я болела людьми, находясь на панике, как заложник на дне барака,
Чтоб потом себя собирать по кускам из мрака, -
Опять признаки этой страшной болезни идут с борьбой –
Я начинаю
необратимо
болеть
тобой.

И меж ребер опять разрастается космос и звездопад,
Почему нельзя вместо сердца отдать завалявшийся дубликат,
А пока я летаю над полом, подпеваю песням из чьих-то окон,
Огромная бабочка новой любви покидает кокон,
Лети же, лети, моя весточка, может ты не умрешь, как все,
Может эта болезнь станет неизлечимой уже к весне.
Ты стоишь и дурачишься, руки целуя, парализуя взглядом,
И у жизни опять есть смысл, когда ты рядом,
Я болела людьми, но смотрю на тебя, с ужасом понимая,
Если ты меня бросишь, болезнь съест меня, поломая,
Мне не выбраться больше,
Это страшно и непосильно.
Только вслух говорю, содрогаясь:
Я люблю тебя
Очень
Сильно.

Екатерина Заварыгина

@темы: стихи

07:50 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Бессонной ночью табачный дым белее ваты. Вокруг кровати, сомкнув ряды, стоят солдаты, гоняют мух и плохие сны, важней – второе. Солдаты пластиковой войны – почти герои: они никому не желают зла, не жаждут власти, от ран на пластиковых телах поможет пластырь. Они не носят патронташ, не ждут удара, глотают C2H5(OH) из мелкой тары, на антресолях болтают бред, поджав колени, их день закончится без побед и поражений.

Им не дано сидеть в плену, стоять в наряде – их разом в пластилин сомнут большие дяди, и сделают из них пластид, отмерят граммы. У тех, кто встанет на их пути, случится драма.

Солдатам будет жарко, но совсем не страшно, присвоят орден, как в кино, цветной, бумажный. Подступят слёзы у страны: больные нервы. Солдат из пластика и войны покажет Первый, добавит яркости и огня, присыплет перцем.

А я смотрю и у меня живое сердце, живые руки у меня, душа живая, хочу понять, но тщусь понять, не понимаю, как ни старайтесь, никому не объясните:
Здесь дело вовсе не в войне и не в пластиде. Большие с той стороны стекла им данной властью живые собственные тела одели в пластик: практичен, крепок, блестящ, упруг, не тронут молью, и сквозь забрало смотреть вокруг ничуть не больно.

Не каждый день приходя домой, броню снимая, они проверяют: ещё живой, душа живая? В скелетах не пластиковый корсет, не сталь, не спица. У них такие же, как у всех, живые лица.

Одно такое: пускает дым, шатен, щетина. Он видит редко, по выходным, жену и сына. Какая роскошь бывать с людьми, как дома ждали! На плазме в зале животный мир и мультсериалы, горят любовью глаза жены, ничто не срочно.

…Солдаты пластиковой войны дождутся ночи, тяжёлый сон догоняет явь, но не проснуться. Солдаты помнят. Как их ни плавь, они вернутся, и всё. Не «смирно» и не «ура», не «аты-баты».

Большого дядю догонит страх, разломит латы, и перед тем, как с утра уйти, в пластид закатан, он сыну настрого запретит играть в солдата.

_____________________
Виктория Манасевич

@темы: стихи

07:46 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
заноза в сердце, под покровом тьмы,
при свете дня так много раз по кругу
прошли часы с тех самых пор, как мы
с тобой чужими сделались друг другу -
мне кажется, что утекли века,
что люди сотни войн перетерпели,
и где-нибудь смогли наверняка
взлететь на воздух несколько империй,
и порасти развалины плющом.
я даже перестал с твоим плащом
плащи случайных путать незнакомок.
душа темна, как лестничный пролет,
но где-то в глубине болит обломок
любви и светит вечность напролет...
...одна-другая вечность - и пройдет.

не умер я и не сошел с ума,
тюрьма меня минула и сума,
плыву по миру, словно легкий глайдер.
покуда кверху задрана башка,
я веселей китайского божка.
люблю гулять один, на небо глядя.

там кто-то вяжет белые банты,
там синева густа и ядовита,
и знаю я - под тем же небом ты
остришь и врешь, смеешься, пьешь мохито,
закинув ногу на ногу, сидишь,
пускаешь дым в уютный сумрак бара,
и юному вздыхателю твердишь,
что ты ему, а он тебе - не пара.
начав вести обратный счет по дням,
клянешь судьбу. готовишь ужин мужу.
брезгливо юбку длинную подняв,
спешишь в метро, перебегая лужу...
ты смотришь вниз, но, в сущности, легка
вся жизнь твоя. и я с тоски не вою.

...но в этой луже те же облака,
что над моей летают головою.
и росчерки одних и тех же крыл
их поутру окрашивают алым.
знать, кто-то добрый нас с тобой укрыл
московским небом, словно одеялом,
и мы проснемся где-нибудь не здесь,
коль вообще такое место есть...

а нет - прощай. прости, все это не о
моих мечтах и горестях твоих.
у нас с тобой одно лишь только небо,
одно лишь только небо на двоих.
лишь не и бо, лишь только бо и не.
взгляни в него.
и вспомни обо мне.

2010


© Copyright: Иван Зеленцов, 2010

@темы: стихи

08:13 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Евгения Дювалье

От меня до тебя...

От меня до тебя километры прокуренных улиц.
Не идут поезда. У любви безнадежный маршрут.
Где-то в прошлой весне мы застряли. Сегодня проснулись.
А внутри пустота. О тепле все синоптики врут.
От тебя до меня непрощённые приступы боли,
Не запить, не забыть... Обречённость поломанных душ.
Может песня не та... почему каждый день на миноре
Начинается с мысли, что бог твой... он не всемогущ.
От меня до тебя недосказанность смятой постели,
Равнодушное завтра смеётся над глупостью снов.
Уходила на час. Затянулся возврат на недели.
От тебя до меня... ни дороги, ни вечных мостов.

@темы: стихи

18:04 

хочется надеятся что это не правда.

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Поэтесса Вера Полозкова пообещала отпраздновать смерть писателя Захара Прилепина бутылкой шампанского.

tools.t30p.ru/?http%3a%2f%2fgeneral-ivanoff.liv...

07:11 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Стиснет боль неожиданной хваткой —
Онемела от слова — контузии.
Словно выстрел — и метко, и кратко —
Серым пеплом распались иллюзии.

Потекли, обжигая, минуты.
Слезы вЕками сдавлены — сильная!
Не могу показаться кому-то
Обескоженная — некрасивая.

Мне бы только до дома добраться,
Чувства взглядами прочно окованы.
Дотерпеть — до стихов домолчаться,
До повязок стерильно-рифмованных.

Copyright: Елена Куличенко, 2015

@темы: стихи

07:07 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Там есть дома,
В глазницах окон мерцает свет…
И там любовь не так жестока!
Меня там нет…
А где-то фильм, и в нем свиданье…
Простой сюжет
Любовь, как сущность мироздания
Меня там нет…
Уютный дом, вино в бокале
И мягкий плед,
И смех детей в каминном зале…
Меня там нет…
И дождь весенний стучит по крыше…
Дрожит рассвет…
И кто-то рядом тихонько дышит…
Меня там нет…
И где-то душу не рвут на части,
Не врут сто лет…
И где-то жизнь…
И где-то счастье…
Меня
там
нет…

Юлия Олефир

@темы: стихи

06:46 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Ста рублей не копил — не умел.
Ста друзей все равно не имел.
Ишь чего захотел — сто друзей!
Сто друзей — это ж целый музей!
Сто, как Библия, мудрых томов.
Сто умов.
Сто высотных домов.
Сто морей.
Сто дремучих лесов.
Ста вселенных заманчивых зов:
скажешь слово одно —
и оно
повторится на сто голосов.
Ах, друзья,
вы мудры, как Сократ.
Вы мудрее Сократа стократ.
Только я ведь и сам не хочу,
чтобы сто меня рук — по плечу.
Ста сочувствий искать не хочу.
Ста надежд хоронить не хочу.
…У витрин, у ночных витражей,
ходят с ружьями сто сторожей,
и стоит выше горных кряжей
одиночество в сто этажей.

Юрий Левитанский

@темы: стихи

16:16 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
И глаза мои вроде ясные,
Но в мозгу царит чернокнижие.
(с) К. Арбенин

Кровать пустует, на часах почти полтретьего.
Мигрень скребется в голове чумною крысою.
Я написал бы о любви, большой и трепетной,
О верной дружбе, доброте и бескорыстии,
О горизонтах, золотистой дымкой сотканных,
О белокаменных дворцах с резными башнями,
Да только дар мой не желает знать высокого,
Ему милей моей души застенки страшные.

Силки бессонницы верней любого карцера.
Сквозь муть реальности - иных созвездий сполохи.
Весна в разгаре, под окном цветут акации,
Но мне все чудится, что в доме пахнет порохом.
О чем ни силюсь рассказать, о чем ни думаю,
Из-под пера опять выходит злая исповедь.
И в однокомнатном прокуренном аду моем
Мечты становятся чудовищами исподволь.

Рассвет туманным молоком на стекла выльется.
Всю ночь ворочается бес в моей чернильнице.

Елена Шилова

@темы: стихи

20:25 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Успокойся. Ты просто в коробке с использованными вещами.
Тебе столько всего говорили, писали и обещали.
Задевали за что-то живое, случайно сказанными мелочами.
А потом отложили подальше и больше не замечали…

Дарья Овчинникова

20:29 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Все предвкушают, пишут письма Санте,
Пакуют впрок подарки и слова,
А я могу лишь, выдохнув едва,
Мечтать о мощном антидепрессанте,
Тереть виски, чеканить «Перестаньте!»
И втягивать ладони в рукава.

И чтобы круче, Риччи, покороче,
Как в передаче, пуговички в ряд.
Чтоб в мишуре, цветной бумаге, скотче
И чтоб переливалось все подряд —
До тошноты. Прости им это, Отче.
Не ведают, похоже, что творят.

И вроде нужно проявить участье,
Накрыть на стол, красивое найти.
Но в настоящие, святые миги счастья
Неконвертируемы тонны конфетти.
И я сбегаю налегке почти,
Под самые куранты, вот сейчас — и…
Но я вернусь. Ты тоже возвращайся,
Авось, пересечемся по пути.

Вера Полозкова

@темы: стихи

10:48 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Встреча - сюжетом с большого экрана, столик нас ждет в глубине ресторана, ладони в приветствии - дерзко и странно, но мы ведь не виделись тысячу лет. И пара веков, чтоб на это решиться, без подготовки – с тобой созвониться. Сколько сейчас нам? Полвечности? Тридцать? Сколько мы врозь умираем?..

- Привет.

- Привет. У тебя незнакомая стрижка…

- А ты не меняешься – стройная. Слишком. И в шелковом платье – немного мальчишка, такие же чертики пляшут в глазах…

- Как дети?

- Нормально. Как бизнес?

- Отлично.

Болтать о погоде, друзьях и привычках, но только ни слова о главном – о личном – глотать по слогам, чтобы вдруг не сказать. Чтоб вдруг не сломаться, когда между делом бретелька скользит по атласному телу, когда замирают ресницы несмело и нежно нога приникает к ноге, когда разговор обрывается резко…

Бриллиант невозможного, редкого блеска…

- О чем это я? /о тебе/ О подвеске. А камни – хранители старых легенд. И в этом таится немало историй – о силе стихий, что отчаянно спорят, о теплом, далеком, мерцающем море, о наших следах на прибрежном песке…

- Бриллиант?.. /равнодушно/ - всего лишь подарок.

Я знаю, я помню – ни слова о старом. О чем-то грустят саксофон и гитара, и пульс камертоном им вторит в виске.
За темной портьерой скрывается вечер, и в сумраке видеть становится легче, мы пьем за удачу и новые встречи, и память сочится по капле в вино…

- А помнишь тот поезд, купе иностранцев, а помнишь перроны заброшенных станций, и как невозможно хотелось остаться на самой далекой…

- И самой родной.

Овал виноградины – темный и спелый.
Откуда такая внезапная смелость?.. Смущаться, краснеть и шутить неумело над тем, что священно до самых глубин… Молчать невпопад и неловко смеяться, до хруста сжимая под скатертью пальцы…

- Что делать с разлукой?

- Ее не бояться. Не верь в расставание. Просто люби.

Люби, не стирая поставленных меток, ты помнишь, как я умоляла об этом, и билась луна на кристаллики света и рассыпалась по влажной траве…

- Я помню.

И время уходит в пространство. Любимая, ближе! Любимая, здравствуй! Так память становится нашим лекарством, блуждая по руслу натянутых вен. Ты помнишь, как ночь бушевала в долине, и как мы будили змею кундалини, и как на плечах наших линии лилий приобретали знакомый рельеф, ты помнишь, как мы прорастали друг в друга – губами, дыханием, взглядом и звуком?..

Искрится шампанское радужной вьюгой, и улыбается нам сомелье.

© Copyright: КотБасё, 2010

@темы: стихи

11:37 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
сколько нас таких, утонувших вдруг? захлебнувшихся декабрём? старый год умирает, мой юный друг, разве вспомним потом о нём? как зима забиралась в колючий шарф, целовала тебя в висок... ты выходишь во двор, никуда не спеша, и подводишь опять итог: ничего не осталось в сыром нутре - ни влюблённостей, ни огня, будто разом прозрел, постарел, сгорел, будто выцвел и полинял. будто в самой грудине завёлся сплин - ледяной белоснежный ком. ты выходишь из дома. совсем один. но от этого - так легко... никаких тебе рук, что ласкают и врут, никаких тебе глупых клятв, потому что привязанность - это спрут, и в укусах его - лишь яд. потому что привязанность - это хмель, это узел, хомут, клеймо. это бойня, расстрел, самосуд, дуэль. это город, больной чумой. так что слава зиме, вымывающей хворь, словно пенистый океан. забывай это всё - не лелей и не холь, не тревожь заживающих ран.

всё проходит. и вечер опять горит светом окон, чужих гирлянд. и дома будто в пепле, и снег летит, и случайный прохожий - пьян. сколько нас таких, утонувших тут? захлебнувшихся декабрём? ты идёшь, но меняется твой маршрут - с каждым годом и с каждым днём.

© Пола / Полина Шибеева

07:04 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Мне нужен лук деревянный и стрелы… Я б защищала тебя, как умела.
Пара сандалий на тонких подошвах. Тёртые джинсы и пояс из кожи.
Мне нужен голос… тихий и точный — пела б тебе колыбельные ночью.
Нервные пальцы ладоней тревожных — плечи сжимать и ласкать осторожно.

Мне нужен голод… дразнящий и мягкий — атлас и бархат, иголки, булавки…
Книг соответствия, рифм наважденья. Крик соответствия, стон совпаденья.
Мне нужен город… спокойный, старинный, чтоб трубочисты здоровались с сыном;
Тёмные крыши, усталые лодки, гордость за вас в напряженной походке.

Мне нужен дом, фортепьяно и ноты, и дверь, чтоб за дверью оставить работу.
Заваривать чай и шептаться вполголоса… ворот рубашки, халатика пояс.
Мне нужен лук деревянный и стрелы… Цепкие мысли и сильное тело.
Женское? Мальчиковое? Никакое? Мне очень многое нужно с тобою.

Яшка Казанова или Вера Полозкова.

05:50 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Ну, а принцы… отбыли за моря, побросали в гаванях якоря, и, пустив на простыни паруса, ничего не помнят про чудеса. Всё у них в порядке — и сон, и слух, в офигенном теле — здоровый дух, и нисколько тонус не пострадал от того, что парусник врос в причал.
Всё отлично, Господи, ну и что,
Что опять алеет зарёй восток? -
Затвори окно, погаси свечу,
Я устала, Господи,
Не-хо-чу…
В самом деле, Боже, — какой резон мне вот здесь терять аппетит и сон, пристани прочёсывать с утреца, портить об бессоницы цвет лица? Знаю-знаю — надо бы
— помоги!
— научиться с правой вставать ноги, плюнуть на далёкие города и любить того, кто Тобою — дан…
Ну, а принцы… Господи, не суди! -
Преклони их к чьей-нибудь там груди,
Не давай ни посоха, ни коня —
Может, как-то слюбится… без меня…
До чего ж мне тошно в твоём раю! Ты хоть счастлив, Господи, мать твою…

Юлия Вергилева

@темы: стихи

12:31 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Случаются в жизни такие моменты:
Послать бы всё к чёрту! Забыть бы навеки!
И струйкой, так схожею с траурной лентой,
Не слёзы бегут по щеке — че-ло-ве-ки…

Вчера ещё близкие, светлые люди
/на лицах улыбки — за спинами… камни/
Ну да, увернулась… ведь знала — так будет.
Но верить хотелось, что будет не с нами.

Так было и будет… с тобою… со мною…
У каждого в сердце есть место могилам
Почти позабытым, что ноют порою,
Опять возвращая к когда-то любимым.

Доверие слепо, не стоит ни цента.
Меж душ берегами предательства реки.
И снова, так схожие с траурной лентой,
Не слёзы бегут по щекам — че-ло-ве-ки…

Оксана Усова-Бойко

07:56 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
16.12.2013 в 19:54
Пишет Пушистый Вареник:

Рассмешить Бога
Губы покрыты трещинами, лоб - испариной,
Ну и зачем Тебе, Боже, что б люди рождались парными,
Ради чего, Боже мой, эти дела сердечные, муки адские,
Все эти лица бескровные, беспристрастные,
Такие разные, но все же, черт побери, одинаковые изнутри,
Ну для чего же двое, а не один, не три,
Не девятнадцать? Отличное же число, как минимум, отличное от нуля -
Боже, послушай меня. Я не могу гулять,
Я не могу любить - мне некого, но не любить не могу тем паче,
Это как будто заговор, но я ж не могу иначе,
Я не могу как все. Наверное, это кара, мое наказание за грехи -
Жить, как живу, по ночам задыхаться, писать стихи,
Молиться без слов, кровь никотином до тошноты мешать
И каждый раз сдаваться, разваливаться, у-ми-рать.

А я - не хочу. Вот так просто. Боже, я не хочу быть мертвым,
Все, что когда-то писал я - должно быть стерто,
А что не писал, но думал - давно забыто,
Пусть даже кто-то - неважно кто - и смеется сыто,
Боже. Ты меня знаешь. Я из породы выживших, хоть я, признаю, дурак,
Но разве я не стараюсь развеять мрак,
Разве не бьюсь, не кричу, не меняюсь, разве не заслужил?
Боже. Позволь мне...Хотя бы вернуться к себе такому, каким я был.
Это мой собственный выбор, он сделан. Я буду и дальше держать лицо,
Падать, вставать, снова падать и трескаться как яйцо,
Но я смогу. Я сумею, я справлюсь - банально, но так и есть,
Главное завтра открыть глаза и остаться здесь.
Молитва, конечно, бездарная вышла, и не молитва вовсе, а крик души,
Спасибо, что выслушал, Боже. Я рад,
Что сумел Тебя
рассмешить.

URL записи

21:56 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Уже попрощались. Лет двести назад. Или триста?
Сказали друг другу всю правду. И впрочем, неправду.
Тогда я была нежной розой. Ты старым самбистом.
Потом я растаяла в слякоть. Ты смылся в Канаду.

Там умер, и вырос в три клена. Я стала хрустальной
Прохладной, прозрачной росой на твоих красных листьях.
Мы столько друг другу сказали. На кухне и в спальне.
На старых камнях, на папирусе, в песнях и письмах.

Уже попрощались. И все же — ты помнишь такую?
Которая — ужиком в сердце, босыми ногами
Под дых… Попрощались… но… все же… скучаем… тоскуем?
— Обходим друг друга десятыми, вот, берегами.

…Сегодня играла та песня… и сердце скулило.
И радость разбилась на тысячи маленьких «страшно».
Ты был мудрым старцем. Я — глупой девчонкой сопливой,
Ревущей на крыше разваленной многоэтажки…

Уже попрощались. Вот только… По радио — горечь,
В наушниках память. С экранов — как будто смеются…
И что-то дерет… где-то в сердце, и, может быть, в горле?
(по городу ходит ангина в растоптанных бутсах…)

Ты — просто живи. Ярким кленом. И северным ветром.
Стеклянной фигуркой на пыльной заставленной полке.
Десятой минутой. Сто тридцать вторым километром.
И надписью про эксклюзив на дешевой футболке.

И раной на сердце. И шрамом над правым коленом.
Канатной дорогой. И ярким небесным светилом.
Запасом тротила. Бетонной плитой тяжеленной.
Кем хочешь… Но только меня — отпусти и помилуй.

Аля Ска

14:52 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Поломала жизнь, поломала, вот уже слегка надломила:
она любит лётчика, мама, я опять пролетаю мимо -
он крылами качает нежно, он заходит в пике над домом,
столкновение неизбежно, всё, прощайте, привет знакомым.

Она любит лётчика, мэра, коммерсанта, майора МУРа,
убедить её не сумела мировая литература,
что у нас в инвалидной роте дух высокий, полёт нормальный -
видно, зря мы бились на фронте революции сексуальной.

То есть в жизни иной, небесной, наглотавшись небесной дури,
мы, конечно, взлетим над бездной, обнимая небесных гурий,
из одной тарелки с богами потребляя нектар и манну,
но сначала - вперёд ногами, а она всё с лётчиком, мама.

Остаётся заняться делом: штурмом взять, изумить подкопом,
и на бреющем, как Отелло, показать афедрон европам,
и, срезая углы и крыши, лишний раз убедиться - боже -
всё равно он летает выше, всё равно получает больше.


Геннадий Каневский

08:34 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
у девчонки прищур ведьмачий - вынет душу да и уйдет. в рукаве острый скальпель прячет, а в глазах - стовековый лед. если хочешь, играй словами, удивляй волшебством стихов, окопай золотыми рвами, окружи ее сворой псов. все равно убежит на волю /не таких колдовством брала/. ты, конечно, мог бы поспорить, но, она - не твоя игра. и совсем не твоя победа, а, скорее всего– мечта.
это ты ведь готов по следу все дороги пересчитать, не взирая на снег и слякоть, не взирая на ветры в грудь. эта девочка – ждать и плакать. эта девочка – не уснуть. ты хотел бы ее из многих, но такую не приручить. ты хотел бы ее не трогать, отпустить, позабыть, простить. ты рукой выдирал тот стержень, между ребер своих внутри - только он становился тверже, и ты чувствовал, что горит, разливается ртутью пламя,
словно рухнул внезапно в ад.
вряд ли девочка пеплом станет. и тебя не вернет назад.
ты узнал, как бывает плохо: словно проклят сто раз подряд. ты хотел среди ночи сдохнуть, выставляя бутылки в ряд, кожей чувствуя горький воздух, и казалось, что кожи нет - разве воздух бывает острым?
в твои двадцать неполных лет яд проник, замешался с кровью, пропитал стенки синих вен. от нее ничего не скроешь, но получишь ли что взамен? она смотрит в глаза волчицей. одинока. сильна. горда. будет шрам над твоей ключицей, будет сниться тебе всегда, как хотел ее рук коснуться, выпить сок переспелых губ. как хотел … но не мог очнуться в черной магии острых скул.
эта девочка - не такая, что бывают вторым крылом. это – боль без конца и края, позабытый очаг и дом. у девчонки и смех ведьмачий /королевство кривых зеркал/. и тебе с ней не выжить, мальчик.
ты ведь знал?
ты ведь это знал…


sheril fenn

Не моё

главная