Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:29 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Все предвкушают, пишут письма Санте,
Пакуют впрок подарки и слова,
А я могу лишь, выдохнув едва,
Мечтать о мощном антидепрессанте,
Тереть виски, чеканить «Перестаньте!»
И втягивать ладони в рукава.

И чтобы круче, Риччи, покороче,
Как в передаче, пуговички в ряд.
Чтоб в мишуре, цветной бумаге, скотче
И чтоб переливалось все подряд —
До тошноты. Прости им это, Отче.
Не ведают, похоже, что творят.

И вроде нужно проявить участье,
Накрыть на стол, красивое найти.
Но в настоящие, святые миги счастья
Неконвертируемы тонны конфетти.
И я сбегаю налегке почти,
Под самые куранты, вот сейчас — и…
Но я вернусь. Ты тоже возвращайся,
Авось, пересечемся по пути.

Вера Полозкова

@темы: стихи

10:48 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Встреча - сюжетом с большого экрана, столик нас ждет в глубине ресторана, ладони в приветствии - дерзко и странно, но мы ведь не виделись тысячу лет. И пара веков, чтоб на это решиться, без подготовки – с тобой созвониться. Сколько сейчас нам? Полвечности? Тридцать? Сколько мы врозь умираем?..

- Привет.

- Привет. У тебя незнакомая стрижка…

- А ты не меняешься – стройная. Слишком. И в шелковом платье – немного мальчишка, такие же чертики пляшут в глазах…

- Как дети?

- Нормально. Как бизнес?

- Отлично.

Болтать о погоде, друзьях и привычках, но только ни слова о главном – о личном – глотать по слогам, чтобы вдруг не сказать. Чтоб вдруг не сломаться, когда между делом бретелька скользит по атласному телу, когда замирают ресницы несмело и нежно нога приникает к ноге, когда разговор обрывается резко…

Бриллиант невозможного, редкого блеска…

- О чем это я? /о тебе/ О подвеске. А камни – хранители старых легенд. И в этом таится немало историй – о силе стихий, что отчаянно спорят, о теплом, далеком, мерцающем море, о наших следах на прибрежном песке…

- Бриллиант?.. /равнодушно/ - всего лишь подарок.

Я знаю, я помню – ни слова о старом. О чем-то грустят саксофон и гитара, и пульс камертоном им вторит в виске.
За темной портьерой скрывается вечер, и в сумраке видеть становится легче, мы пьем за удачу и новые встречи, и память сочится по капле в вино…

- А помнишь тот поезд, купе иностранцев, а помнишь перроны заброшенных станций, и как невозможно хотелось остаться на самой далекой…

- И самой родной.

Овал виноградины – темный и спелый.
Откуда такая внезапная смелость?.. Смущаться, краснеть и шутить неумело над тем, что священно до самых глубин… Молчать невпопад и неловко смеяться, до хруста сжимая под скатертью пальцы…

- Что делать с разлукой?

- Ее не бояться. Не верь в расставание. Просто люби.

Люби, не стирая поставленных меток, ты помнишь, как я умоляла об этом, и билась луна на кристаллики света и рассыпалась по влажной траве…

- Я помню.

И время уходит в пространство. Любимая, ближе! Любимая, здравствуй! Так память становится нашим лекарством, блуждая по руслу натянутых вен. Ты помнишь, как ночь бушевала в долине, и как мы будили змею кундалини, и как на плечах наших линии лилий приобретали знакомый рельеф, ты помнишь, как мы прорастали друг в друга – губами, дыханием, взглядом и звуком?..

Искрится шампанское радужной вьюгой, и улыбается нам сомелье.

© Copyright: КотБасё, 2010

@темы: стихи

11:37 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
сколько нас таких, утонувших вдруг? захлебнувшихся декабрём? старый год умирает, мой юный друг, разве вспомним потом о нём? как зима забиралась в колючий шарф, целовала тебя в висок... ты выходишь во двор, никуда не спеша, и подводишь опять итог: ничего не осталось в сыром нутре - ни влюблённостей, ни огня, будто разом прозрел, постарел, сгорел, будто выцвел и полинял. будто в самой грудине завёлся сплин - ледяной белоснежный ком. ты выходишь из дома. совсем один. но от этого - так легко... никаких тебе рук, что ласкают и врут, никаких тебе глупых клятв, потому что привязанность - это спрут, и в укусах его - лишь яд. потому что привязанность - это хмель, это узел, хомут, клеймо. это бойня, расстрел, самосуд, дуэль. это город, больной чумой. так что слава зиме, вымывающей хворь, словно пенистый океан. забывай это всё - не лелей и не холь, не тревожь заживающих ран.

всё проходит. и вечер опять горит светом окон, чужих гирлянд. и дома будто в пепле, и снег летит, и случайный прохожий - пьян. сколько нас таких, утонувших тут? захлебнувшихся декабрём? ты идёшь, но меняется твой маршрут - с каждым годом и с каждым днём.

© Пола / Полина Шибеева

07:04 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Мне нужен лук деревянный и стрелы… Я б защищала тебя, как умела.
Пара сандалий на тонких подошвах. Тёртые джинсы и пояс из кожи.
Мне нужен голос… тихий и точный — пела б тебе колыбельные ночью.
Нервные пальцы ладоней тревожных — плечи сжимать и ласкать осторожно.

Мне нужен голод… дразнящий и мягкий — атлас и бархат, иголки, булавки…
Книг соответствия, рифм наважденья. Крик соответствия, стон совпаденья.
Мне нужен город… спокойный, старинный, чтоб трубочисты здоровались с сыном;
Тёмные крыши, усталые лодки, гордость за вас в напряженной походке.

Мне нужен дом, фортепьяно и ноты, и дверь, чтоб за дверью оставить работу.
Заваривать чай и шептаться вполголоса… ворот рубашки, халатика пояс.
Мне нужен лук деревянный и стрелы… Цепкие мысли и сильное тело.
Женское? Мальчиковое? Никакое? Мне очень многое нужно с тобою.

Яшка Казанова или Вера Полозкова.

05:50 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Ну, а принцы… отбыли за моря, побросали в гаванях якоря, и, пустив на простыни паруса, ничего не помнят про чудеса. Всё у них в порядке — и сон, и слух, в офигенном теле — здоровый дух, и нисколько тонус не пострадал от того, что парусник врос в причал.
Всё отлично, Господи, ну и что,
Что опять алеет зарёй восток? -
Затвори окно, погаси свечу,
Я устала, Господи,
Не-хо-чу…
В самом деле, Боже, — какой резон мне вот здесь терять аппетит и сон, пристани прочёсывать с утреца, портить об бессоницы цвет лица? Знаю-знаю — надо бы
— помоги!
— научиться с правой вставать ноги, плюнуть на далёкие города и любить того, кто Тобою — дан…
Ну, а принцы… Господи, не суди! -
Преклони их к чьей-нибудь там груди,
Не давай ни посоха, ни коня —
Может, как-то слюбится… без меня…
До чего ж мне тошно в твоём раю! Ты хоть счастлив, Господи, мать твою…

Юлия Вергилева

@темы: стихи

12:31 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Случаются в жизни такие моменты:
Послать бы всё к чёрту! Забыть бы навеки!
И струйкой, так схожею с траурной лентой,
Не слёзы бегут по щеке — че-ло-ве-ки…

Вчера ещё близкие, светлые люди
/на лицах улыбки — за спинами… камни/
Ну да, увернулась… ведь знала — так будет.
Но верить хотелось, что будет не с нами.

Так было и будет… с тобою… со мною…
У каждого в сердце есть место могилам
Почти позабытым, что ноют порою,
Опять возвращая к когда-то любимым.

Доверие слепо, не стоит ни цента.
Меж душ берегами предательства реки.
И снова, так схожие с траурной лентой,
Не слёзы бегут по щекам — че-ло-ве-ки…

Оксана Усова-Бойко

07:56 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
16.12.2013 в 19:54
Пишет Пушистый Вареник:

Рассмешить Бога
Губы покрыты трещинами, лоб - испариной,
Ну и зачем Тебе, Боже, что б люди рождались парными,
Ради чего, Боже мой, эти дела сердечные, муки адские,
Все эти лица бескровные, беспристрастные,
Такие разные, но все же, черт побери, одинаковые изнутри,
Ну для чего же двое, а не один, не три,
Не девятнадцать? Отличное же число, как минимум, отличное от нуля -
Боже, послушай меня. Я не могу гулять,
Я не могу любить - мне некого, но не любить не могу тем паче,
Это как будто заговор, но я ж не могу иначе,
Я не могу как все. Наверное, это кара, мое наказание за грехи -
Жить, как живу, по ночам задыхаться, писать стихи,
Молиться без слов, кровь никотином до тошноты мешать
И каждый раз сдаваться, разваливаться, у-ми-рать.

А я - не хочу. Вот так просто. Боже, я не хочу быть мертвым,
Все, что когда-то писал я - должно быть стерто,
А что не писал, но думал - давно забыто,
Пусть даже кто-то - неважно кто - и смеется сыто,
Боже. Ты меня знаешь. Я из породы выживших, хоть я, признаю, дурак,
Но разве я не стараюсь развеять мрак,
Разве не бьюсь, не кричу, не меняюсь, разве не заслужил?
Боже. Позволь мне...Хотя бы вернуться к себе такому, каким я был.
Это мой собственный выбор, он сделан. Я буду и дальше держать лицо,
Падать, вставать, снова падать и трескаться как яйцо,
Но я смогу. Я сумею, я справлюсь - банально, но так и есть,
Главное завтра открыть глаза и остаться здесь.
Молитва, конечно, бездарная вышла, и не молитва вовсе, а крик души,
Спасибо, что выслушал, Боже. Я рад,
Что сумел Тебя
рассмешить.

URL записи

21:56 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Уже попрощались. Лет двести назад. Или триста?
Сказали друг другу всю правду. И впрочем, неправду.
Тогда я была нежной розой. Ты старым самбистом.
Потом я растаяла в слякоть. Ты смылся в Канаду.

Там умер, и вырос в три клена. Я стала хрустальной
Прохладной, прозрачной росой на твоих красных листьях.
Мы столько друг другу сказали. На кухне и в спальне.
На старых камнях, на папирусе, в песнях и письмах.

Уже попрощались. И все же — ты помнишь такую?
Которая — ужиком в сердце, босыми ногами
Под дых… Попрощались… но… все же… скучаем… тоскуем?
— Обходим друг друга десятыми, вот, берегами.

…Сегодня играла та песня… и сердце скулило.
И радость разбилась на тысячи маленьких «страшно».
Ты был мудрым старцем. Я — глупой девчонкой сопливой,
Ревущей на крыше разваленной многоэтажки…

Уже попрощались. Вот только… По радио — горечь,
В наушниках память. С экранов — как будто смеются…
И что-то дерет… где-то в сердце, и, может быть, в горле?
(по городу ходит ангина в растоптанных бутсах…)

Ты — просто живи. Ярким кленом. И северным ветром.
Стеклянной фигуркой на пыльной заставленной полке.
Десятой минутой. Сто тридцать вторым километром.
И надписью про эксклюзив на дешевой футболке.

И раной на сердце. И шрамом над правым коленом.
Канатной дорогой. И ярким небесным светилом.
Запасом тротила. Бетонной плитой тяжеленной.
Кем хочешь… Но только меня — отпусти и помилуй.

Аля Ска

14:52 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Поломала жизнь, поломала, вот уже слегка надломила:
она любит лётчика, мама, я опять пролетаю мимо -
он крылами качает нежно, он заходит в пике над домом,
столкновение неизбежно, всё, прощайте, привет знакомым.

Она любит лётчика, мэра, коммерсанта, майора МУРа,
убедить её не сумела мировая литература,
что у нас в инвалидной роте дух высокий, полёт нормальный -
видно, зря мы бились на фронте революции сексуальной.

То есть в жизни иной, небесной, наглотавшись небесной дури,
мы, конечно, взлетим над бездной, обнимая небесных гурий,
из одной тарелки с богами потребляя нектар и манну,
но сначала - вперёд ногами, а она всё с лётчиком, мама.

Остаётся заняться делом: штурмом взять, изумить подкопом,
и на бреющем, как Отелло, показать афедрон европам,
и, срезая углы и крыши, лишний раз убедиться - боже -
всё равно он летает выше, всё равно получает больше.


Геннадий Каневский

08:34 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
у девчонки прищур ведьмачий - вынет душу да и уйдет. в рукаве острый скальпель прячет, а в глазах - стовековый лед. если хочешь, играй словами, удивляй волшебством стихов, окопай золотыми рвами, окружи ее сворой псов. все равно убежит на волю /не таких колдовством брала/. ты, конечно, мог бы поспорить, но, она - не твоя игра. и совсем не твоя победа, а, скорее всего– мечта.
это ты ведь готов по следу все дороги пересчитать, не взирая на снег и слякоть, не взирая на ветры в грудь. эта девочка – ждать и плакать. эта девочка – не уснуть. ты хотел бы ее из многих, но такую не приручить. ты хотел бы ее не трогать, отпустить, позабыть, простить. ты рукой выдирал тот стержень, между ребер своих внутри - только он становился тверже, и ты чувствовал, что горит, разливается ртутью пламя,
словно рухнул внезапно в ад.
вряд ли девочка пеплом станет. и тебя не вернет назад.
ты узнал, как бывает плохо: словно проклят сто раз подряд. ты хотел среди ночи сдохнуть, выставляя бутылки в ряд, кожей чувствуя горький воздух, и казалось, что кожи нет - разве воздух бывает острым?
в твои двадцать неполных лет яд проник, замешался с кровью, пропитал стенки синих вен. от нее ничего не скроешь, но получишь ли что взамен? она смотрит в глаза волчицей. одинока. сильна. горда. будет шрам над твоей ключицей, будет сниться тебе всегда, как хотел ее рук коснуться, выпить сок переспелых губ. как хотел … но не мог очнуться в черной магии острых скул.
эта девочка - не такая, что бывают вторым крылом. это – боль без конца и края, позабытый очаг и дом. у девчонки и смех ведьмачий /королевство кривых зеркал/. и тебе с ней не выжить, мальчик.
ты ведь знал?
ты ведь это знал…


sheril fenn

10:33 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Л.

Она плещется где-то под горлом, горчит и жжет,
Вязкой липкой слюной наполняет дрожащий рот,
Льет упрямо наружу, себе прогрызая путь,
И единственный выход, обжегшись, успеть сглотнуть.
Пусть дерет изнутри, я привыкла за столько лет,
Мир становится проще от водки и сигарет.
Алкоголь растворяет холодный колючий ком,
Мне сейчас станет легче и пофигу, что потом.
Её позже задавят природный цинизм и злость,
Все пройдет, как обычно. Так издавна повелось.
Пусть цветёт, пока может, пусть путает яд с водой.
Я живу, чтобы жить, а не чтобы дышать тобой,
Так что это не больно, и мысли мои легки,
Может, стану я даже чуть лучше писать стихи.

В темной клетке из ребер, в цепях повседневных дел
Умирает и мечется слово на букву Л.

Икиори

10:07 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Осень стреляет в упор

Первая ржавчина въелась в густые кроны,
Чтобы потом расползтись на леса и скверы.
Осень стреляет в упор, не щадя патроны,
И выбивает из сердца остатки веры.

Тучи все ниже, а дни — каждый раз короче,
Жадный сентябрь отбирает остатки света.
Как пережить холода, холода и ночи,
Если на сотню вопросов — ноль пять ответа?

Глупо надеяться все разложить по полкам,
Есть нестандартные случаи, чувства, люди…
Но, погружаясь в душевную барахолку,
Хочется ясности мыслей, стремлений, судеб,

Видеть хотя бы убогий пример порядка,
Маркировать все печали конкретным сроком,
Знать, что добро побеждает в неравной схватке
И никому никогда не выходит боком.

Осень стреляет в упор… Города и лица
Вязнут в тумане, в котором растаял дворник…
Сопротивляться бессмысленно, мне не скрыться:
Осень внутри и надежно пустила корни.

© Любовь Козырь, 2016

11:33 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
я не женственна - это раз. деловито рисует крест.
изучаю её анфас, грациозно-небрежный жест -
мол, чего уж? сценарий прост. с Дня Шестого и на века.

{только взгляд её ярче звёзд, только поступь её легка,
словно крылья у позвонков задевают небесный свод.
загрудинный её альков умещает полсотни нот}

я не ласкова - это два. Хрипло шепчет, глотая дым.
не умею играть в слова, ты со мною [недо]любим.
я твой проклятый талисман, цианидовый леденец.

{я вдыхаю её дурман, и по венам течёт свинец.
будто в Стикс с головой нырнуть - обнимать её по ночам,
исцеловывать Млечный Путь её родинок на плечах}

безалаберна - это три. Что ни слово - на сердце шрам.
ты в глаза мои не смотри, Ледовитый плескался там.
расстреляй меня изнутри, серебром прошивай висок

{я с собой заключал пари, но тебя позабыть не смог.
я дышать без тебя устал, рвёт когтями меня Фенрир
ты нисколько не идеал,

ты - мой чертов безумный мир...

Арина Лаппа

20:26 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
02.03.2016 в 09:07
Пишет А я вся такая....:

01.03.2016 в 22:13
Пишет Я настоящая:

когда ты взрослеешь, ты больше не вечен. приходят сомнения в собственных силах. судьба заблудилась – виновен диспетчер. она к тебе тихо дорогу спросила, махнул не туда – адресат одинокий за чаем вечерним вздыхает о прошлом.

и потенциальный клиент наркологий, и тот, кто мотает по велодорожкам круги за здоровье, считая маньячно белки/углеводы, - равны перед Богом, равны перед шансом просчетов пустячных, что рррраз! – и послужат последним итогом. когда ты взрослеешь, ты веришь в случайность, в нелепые смерти, в болезни невинных.

ты стал одиночкой, ты больше не стайный. все меньше – о книгах, все больше – о винах. когда ты взрослеешь, все злее обиды. ты крутишь и крутишь в уме разговоры, недобрые взгляды и реплики чьи-то, и с близкими глупые, давние ссоры.

когда ты взрослеешь, все меньше резервы прощения, сил, допустимых ошибок. становится милая девочка стервой, а искренний мальчик смеется фальшиво. и вроде любого отбреем-умоем, и вроде циничен, и шутишь так тонко.

а где-то внутри ты паническим воем
исходишь:
«а можно остаться ребенком?»

Бродячий Мур

URL записи

URL записи

20:16 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
23.12.2015 в 21:54
Пишет Пой мне Еще:

это сотни пожаров, и каждый – с твоим лицом.
это старый рассказ (непременно с плохим концом),
это ртуть вместо крови, полоний взамен души,
это сотни пожаров, и каждый – не потушить.
это – грязью под ноги, а сверху – пушистый снег,
это – имя твоё на изнанке опухших век.
это днём всё нормально, а ночью – опять ревём.
это – выжечь дотла и ещё раз поддать огнём.
это «надо вставать, но нет силы открыть глаза»,
это стоя в горящих углях – и замерзать.
это сотни пожаров, и каждый – внутри меня.
это днём всё нормально, но вряд ли мне хватит дня
для того, чтоб забыть про свежий ночной кошмар.
это – грязью под ноги, а сверху – смолы отвар:
капать-капать на раны, размазывать побольней.
это днём всё нормально – но ночи зимой длинней.
так что… поздно, и слишком поздно, и не вернуть.
это ртуть вместо крови и всюду одна лишь ртуть.

это стоя в горящих углях, о них не знать
и мучительно, отвратительно замерзать,
не заметив, как мир замкнулся слепым кольцом.

…это больно.
и да, у боли –
твоё лицо.

/Дарёна alter-sweet-ego Хэйл

URL записи

19:54 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
29.05.2011 в 16:47
Пишет Я настоящая:

Она непотопляема.
Жестока.
Легко ломает мальчиков и сны.
Ей более понятен Уильям Оккам,
чьи принципы убийственно верны.
…………..
Встаёт. Срезает прошлое.
Уходит.
Бросает. Опечатывает. Рвёт.
Напрасно кто-то высек: "Всё проходит.."
Она принципиально не пройдёт.
…………….
Как оспа...
Проигравший в этой битве,
рубцами изувеченный эстет,
тебе остался Оккам -
тонкой бритвой
сводящий всю эстетику на нет.
…………..
Срезающий коросты
/по живому/
привычно обнажая чью-то суть..
Строка обезображена до стона,
но этикой спасётся как-нибудь…
……………
Всё лишнее отсеется,
истлеет…
Всё чуждое
сравнится с шелухой.
Любовь так изумительно болеет
хоть оспой, хоть проказой, хоть чумой…
……………..
Страдает.
Превентивно хлещет вермут.
Но каждый,
кто в душе оставил след,
отныне будет с нежностью отвергнут.
Ни с горя.
Ни со зла.
…………….
И м м у н и т е т.



Аманда Моррис

URL записи

10:19 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Сделайся айсбергом, память пробей и позволь ей пойти ко дну.
Красивая девочка, но на таких не променивают жену.
Милая девочка, платье в полосочку, сумка на ремешке.
Страшная девочка — шкаф со скелетами, десять котов в мешке.

Чем не жилось тебе, славная девочка, в теплом твоем миру?
Ты все поставила смело на красное и проиграла игру.
В ящике нижнем коробка с пометкой «Вырвано изнутри» —
Все, что могла бы отдать без остатка, растратить и подарить.

Глупая девочка, стань осторожнее, вдумчивее, взрослей.
Странно выходит: была всем нужной, а оказалась ничьей,
Отданной в руки московским вокзалам, станциям, мостовым…
Сделайся айсбергом, сильная девочка, не-про-би-ва-е-мым.

Мария Сухова

05:54 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Никто не придёт ни в полночь, ни на рассвете, ни летом палящим, ни в пляшущий зимний лёд. И ты успокоишься — дом, подработка, дети…

Никто не придёт.

Ни стука в окно (это ветер, всего лишь ветер), часы не изменят свой мерный привычный счёт. Ты вырос давно и, наверно, уже заметил —

никто не придёт.

Ни магии слов, ни ритмичных гортанных песен, ни призрачных крыльев, срывающих дух в полёт. Мир холоден, сер и до боли сердечной пресен.

Никто не придёт.

Любимые книги срезались с дрожащим мясом, на алые раны ложился рассудка лёд. Диагноз поставлен, логичен, предельно ясен —

никто не придёт.

Очаг волшебства обезврежен и перевязан, лишь ночью во тьме что-то воет, болит и рвёт ослабший от жизни измученный бытом разум —

никто не придёт.

Икиори

@темы: стихи

13:36 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Доктор Лайтман в своём сериале сказал: "Все лгут".
И я склонна считать, что та фраза - бесспорный факт.
Ложь давно неотъемлемый жизненный атрибут.

Хочешь ложечку лжи - заходи в Инстаграм, В контакт.
Хочешь баночку лжи - попроси: "Поклянись в любви".
Хочешь вёдрышко - сказки Диснея себе включай.
Хочешь целый колодец - послушай в прайм-тайм TV,
самолёты с рублём курс теряют свой
[невзначай?]

Люди лгут. Лжёт закон. Лгут учебники. Лжёт прогноз.
Ложь сладка, и она лучше сахара в чайный час.
Ложь нежна. Ложь легка. И на ложь всегда будет спрос.
Правда слишком горчит и не радует слух и глаз.
- Мы поднимем зарплаты и уровень ВВП.
- Мы не ссоримся. Мы - эталон молодой семьи.
- Я всегда бизнес-классом, случайно в Москву в купе.
- Я попала без помощи папы на пост судьи.

Моё сердце болит, замедляет привычный ход,
стоит только подумать, что ложь - и твои слова.
Моя вера - отчаянный, маленький, шаткий плот
в океане тебя, что не тонет едва-едва.
Отследить изменения голосовых частот?
Щупать пульс? Обойдусь без бессмысленной суеты.

Просто в мире, где каждый другому о чём-то лжёт,
мне не хочется верить, что лжёшь мне

что лжёшь и ты.

Лёша Самолётова

@темы: стихи

10:03 

Не читаю стихи, а смакую их тонкий коктейль. ©Таис Весенняя
Terra Incognita

Утро играет стаккато кофейными чашками. Чайник свистит полицейским с разбуженной улицы. Хлеб с ветчиной. Занавески белеют ромашками…
Кто-то проходит на кухню и Ею любуется.
Прикосновенья становятся рваными ранами… Мысли размыты, движенья давно обесточены…
Ей не дано выбирать между прочими равными. Все же в сравнении с Ним стали равными прочими…
Но в совершенстве владеет Она ситуацией: выскользнет вмиг из объятий ужом неприкаянным. Стоит лишь только одной в своих мыслях остаться Ей, как обесточенный провод искрит замыканием…
Ей бы туда, где маршруты желаний не хожены, где полуночные всхлипы становятся стонами, где Его страсть — не шипами, а нежными розами в Ней прорастет, зацветет огневыми бутонами…
Но каменистая почва Его неприступности не оставляет надежды, рождая отчаянье. Разум Ей шепчет: «Заканчивай. Всё это глупости. Всё ведь проходит. Придет и сему окончание».
Время поставит свой крест на Её полумесяце, выжжет желанье достичь Его Terra Incognita. Выгорев, переболеет Она, перебесится, вмиг ощутив, до чего Её сердце исколото… Взгляд потускнеет, цветное оденется в серое. Тот, кто на кухне, Ей станет родней и привычнее. Боль перестанет играть с оголенными нервами… Все утрясется, уляжется…
…дело обычное…

(с)Светлая Я

@темы: стихи

Не моё

главная